Среда, 25 ноября
Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net Самое современное лечение грыж

Психологи рассказали, от чего Путин почувствовал стыд и наслаждение

Во время интервью журналисту австрийского телеканала ORF, Путину не всегда удавалось сохранить спокойствие. Больше всего его смущали вопрос о Крыме и взбитом на Донбассе в 2014-м году самолете.

Об этом в комментарии Gazeta.ua сказала психолог Елена Почуева, комментируя беседу, в ходе которой политика 11 раз перебил журналист Армин Вольф.

«Все интервью построено на неудобных прямых вопросах Путину, а защитная позиция — не сильна сторона российского президента. Весь его опыт, все его выступления призваны формировать имидж сильного лидера, человека в доминантной позе: расслабленного и свободного. С самого начала видим покусывание губы, правая рука, которая держится за подлокотник, будто выискивает опору. Даже лицо, которое обычно достаточно хорошо контролируется, в этом интервью активно показывает свое отношение к вопросам журналиста. Широко открытые глаза на серьезном, напряженном лице. Например, в вопросе о химической атаке в Сирии — предупреждающий взгляд — «заходите на опасную территорию!» Постоянный и уже привычный прием снятия ответственности: «Почему я должен об этом знать …» «, — подчеркнула она.

Слышим твердые слова, но ноги российского президента выдают его волнение, акцентирует психолог.

«Все время оставаясь в движении, они» живут своей жизнью». Обычно политиков учат во время интервью соблюдать статику, меньше двигаться. Путин возмущен, что Украину допустили к расследованиям по делу о сбитом на Донбассе Боинге, а Россию — нет. Его левая нога отвечает на вопросы вместе со своим хозяином притаптывая и выдвигаясь вперед. Ему сложно сдерживать злость, когда журналист «поймал его на слове» о том, что в Крыму не было российских военных, языком оригинала: «Ниче я не отрицал» — четкая артикулированная речь превращается в просторечие. Интересно выглядит ответ на вопрос о царе. Единственное место, где Путин реально чувствовал наслаждение. Вопрос ему понравился. Особого внимания с точки зрения языка тела заслуживает движение головы, поскольку, несмотря на возражения на словах, именно его голова в этот момент ответила «да»» — сказала Елена Почуева.

Вопросы, вызвавшие сильные реакции, были связаны с Крымом и Боингом, соглашается психотерапевт, эксперт по эмоциональному интеллекту Петр Холявчук.

«В моменты, когда нет повода для улыбки, у Путина она появляется. Если слушать текст, который произносится, для нее нет причин. Это одно из проявлений внутреннего напряжения и агрессии. В течение интервью Путин несколько раз подается вперед, к собеседнику. Если смотреть на профиль, голова при этом тоже немного наклоняется вперед, взгляд исподлобья. Он сам маленького роста, поэтому так смотреть ему должно быть физически неудобно. Было бы более естественно смотреть собеседнику прямо в глаза. Это проявление враждебности и агрессии – прежде чем атаковать, человек инстинктивно немного наклоняет голову таким образом, чтобы надбровные дуги бросали тень и глаза оказывались в тени, чтобы оппонент не мог прочитать в них намерений того, кто собирается атаковать или уже атакует. Вспомните типичную стойку боксера на ринге и при этом положение его головы.Когда Путин слышит вопросы о Боинге и Крыме, подает корпус вперед в сочетании с этим «атакующим» взглядом. В один из таких моментов можно увидеть движение ногой вперед, словно выпад фехтовальщика», — рассказывает психолог.

Возникает впечатление, что Путина тренировали в моменты напряжения, растерянности, замешательства, когда сложно справиться с эмоциями, принимать определенную, расслабленную позу, в частности вытянуть ноги, скрестив их. В ходе интервью Путин несколько раз совершает это действие сразу вслед за моментом внутреннего напряжения, — говорит эксперт.

«Можно видеть, как поочередно то правая, то левая рука напряженно сжимают подлокотник кресла. Есть несогласованность отдельных частей тела. Одни напряжены, другие — расслаблены. Это говорит о противоречивых переживаниях. Это состояние «чувствую одно, выражаю другое» присутствует во всем интервью.

«Одно из проявлений стыда, которое можно увидеть у Путина в интервью – прерывание зрительного контакта. Когда президент говорил о чем-то, не испытывая его, сохранялся непрерывный зрительный контакт с журналистом. Когда чувствовал стыд или смущение — прерывал его. Когда журналист сказал ему, что он – царь, у Путина видны две реакции: сначала удовольствие, а затем – смущение. Одна из ключевых потребностей, которая проявляется в интервью – желание чувствовать себя значимым. Задача президента – транслировать, что Россия — демократическая страна. А здесь его уличают в том, что он — царь. У него на лице читается удовольствие, а потом неловкость: «Меня воспринимают рабовладельцем. Мне немного неловко, но очень приятно так себя чувствовать», — отметил Петр Холявчук.


ИНТЕРЕСНО